Главная | Авторские сказки | Эрмиты. Петербургская сказка. Глава 2. Дар.

Поиск

Эрмиты. Петербургская сказка. Глава 2. Дар. Печать E-mail
Автор: Алексей Бобринский   
02.04.2009 00:00
Скачать аудиосказку

Скачать аудиосказку

mp3, 35,0 Mb, 15:19

Слушать онлайн


За дверцей взору Феди открылся коридор, ведущий в недра Эрмитажа. Когда глаза привыкли к тусклому свету, льющемуся словно сквозь стены, он увидел, что шар катится вовсе не сам по себе. Его толкали два маленьких забавных человечка в коротких штанах старинного кроя и камзолах. На парадной одежде причудливым образом размещалось множество кармашков. Человечки были, наверное, чуть меньше аршина ростом, полметра от пола — не выше. Один из малышей — рыжий, весь в веснушках и с рюкзачком на спине — задорно улыбался, второй — темноволосый, с бледным лицом, казалось, был чем-то немного испуган.

— Ой, Теодор, оглянись, пожалуйста, — сказал темноволосый, заикаясь, — п-по-моему, за нами к-кто-то идёт.
— Не бойся, Иоанн, это за нами мальчик увязался, — ответил веснушчатый. — Мальчик, ты что, нас видишь?
Федя немного растерялся от неожиданного вопроса, но уверенно ответил:
— В зале не видел, только голоса слышал. А здесь — вижу.
Человечки от удивления отпустили шар, и тот медленно покатился дальше по коридору.
— А вы кто такие? Вы здесь работаете?
— Мы — эрмиты, мы здесь не работаем, мы здесь живём.
— Кто-кто? Эрмиты?
Малыш по имени Теодор повернулся к своему приятелю:
— Небось, и сюда начали экскурсии водить. По крышам, по подвалам, а теперь уже и к нам…
— Это вряд ли, наши ходы-переходы только эрмитажные коты на ус мотают,— ответил Иоанн, и мальчишки снова уставились на Федю.
— Да, мы эрмиты. Я — Теодор, а он — Иоанн. А тебя как звать?
— Фёдор Иванович Кузнецов.
— Фёдор! — заливисто засмеялся Теодор.
— Иваныч! — заулыбался Иоанн.
— Да мы с тобой тёзки! Со мной по имени, с ним — по отчеству, — объяснил Теодор.
Федя хотел возразить, но Иоанн всё объяснил.
— Понимаешь, наши предки родом из Европы, вот и имена нам дали такие, но на самом деле Теодор — это европейский Федя, а Иоанн — Иван. Нас и так и эдак можно называть.
— А все-таки, Иваныч, ты откуда взялся? — Теодор ещё раз внимательно осмотрел Федю.
— Как откуда? Я сюда из дома пришёл. Сидел в зале на бархатной скамеечке, друзей ждал. Мы в рыцарский зал хотели, и мумию, и …
Эрмиты переглянулись.
— Так, — важно сказал Теодор. — Рассуждаем логически: у нас тут человек, и он нас видит. Что будем делать?
— Надо его срочно к деду вести, — завершил его рассуждения Иоанн. — Не каждый день такие встречаются. А дед разберётся. Слушай, Иваныч, пойдём с нами?
— Ну, не знаю... меня искать будут, — нерешительно ответил Федя. Но тут же, неожиданно для себя, воскликнул: — Пойдём!
— Значит так, Федя, — Иоанн смерил собеседника оценивающим взглядом. — Ты очень большой, будь внимателен в пути, смотри за головой.
«Интересно, — подумал Федя, — как это я могу смотреть за своей головой? Я же не вижу её со стороны», — но ответил Иоанну таким же серьезным тоном:
— Буду стараться.
Разместив шар в недрах рюкзака Теодора, все трое отправились в глубь коридора.
…Федя не смог удержаться от расспросов: кто такие эрмиты? Откуда они взялись? Почему живут в Эрмитаже? Оказалось, что Теодор и Иоанн — братья, а их семья обитает в Зимнем дворце со дня его постройки. Прародители эрмитов в Петербург приехали из разных европейских стран вслед за мастеровыми, архитекторами и инженерами помогать молодому русскому царю строить новую столицу. Теперь эрмиты живут во всех старых домах, дворцах, театрах и музеях Петербурга. И несмотря на то что братья выглядят совсем мальчишками, сверстниками Феди, им уже вовсе не одиннадцать лет, а много больше. Правда, Теодор и Иоанн точной цифры назвать не смогли: эрмиты годы свои не считают. Поэтому, может, и живут много дольше людей.
— А почему же вас никто, кроме меня, не видит? — любопытствовал Федя.
— Мы пользуемся специальной невидимой мазью из лягушек и мухоморов, — попытался соврать Теодор, но Иоанн одёрнул его:
— Никакой мы мазью не мажемся. Просто не всем людям дано видеть эрмитов. Люди часто смотрят в нашу сторону, но не видят нас. А вот ты — увидел. Это значит, что ты не простой человек. Иногда такие встречаются. Дедушка нам рассказывал про человеческого мальчика, который с эрмитами с детства дружит.
— Он сейчас уже совсем даже и не мальчик, а о-го-го! — дополнил брата Теодор. — Ему даже за особые заслуги наш эрмитский шарф вручили!
— А за какие заслуги? — спросил Федя.
— За заслуги перед отечеством! — весело ответил Теодор.
Разговаривая, они уходили всё дальше и дальше. Узкие коридорчики кончились, и Федя смог идти почти в полный рост, хотя иногда ему снова приходилось пригибаться и приседать. Изредка они слышали за стеной приглушённые шаги посетителей, разноязыкие разговоры туристов. Федя догадался, что они петляют по потайным проходам и лесенкам где-то в самом сердце Эрмитажа.
— Ты наверняка не знаешь, что Эрмитаж наши предки-эрмиты придумали построить, — между тем рассказывал Иоанн. — Прадед наш однажды в коридоре попался на глаза Екатерине Великой, она его тоже почему-то заметила, как ты нас. Но только императрица приняла его за одного из шутов и карл, населявших в те времена царский дворец и развлекавших придворных.
— Да, а Императрица тогда была очень расстроена, потому что мыши её любимую картину изгрызли! — перебил брата Теодор. — А картина была из Италии привезена между прочим!
— И не одну изгрызли! — продолжил рассказ Иоанн. — И другие её картины, которые тогда в чулане хранились, либо плесенью покрылись, либо неосторожными слугами были повреждены. Екатерина посмотрела на нашего прадеда и сказала ему: «Может, ты, шут, мне насоветуешь, что делать, а то мои министры в искусствах не сведущи — пировать да воевать обучены...» А эрмит не растерялся и предложил ей строить дворец и все картины и статуи в том дворце просторно разместить.
— И как от мышей и крыс избавиться тоже наш прадед придумал! Он посоветовал выписать из Голландии и поселить в новом дворце породистых котов и кошек, — дополнил рассказ брата Теодор.
— Наш прадед помогал архитектору Деламоту проектировать здание дворца, и столько они там тайных комнаток и переходов задумали, что до сих пор даже эрмиты не все знают! Так наша семья поселилась в новом дворце, названном «Эрмитаж».
— Теперь понятно, почему Эрмитаж назвали Эрмитажем — в честь того самого мудрого эрмита, — сделал свой вывод из этой истории Федя.
Феде раньше рассказывали, что в Эрмитаже есть какие-то запасники, в которых хранится в сто раз больше картин, скульптур, рыцарских доспехов и прочего добра, чем выставлено в залах. Видимо, он попал именно туда, в запасники. Со старинных портретов на него смотрели эрмиты и эрмитессы, причём все они были в длинных полосатых шарфах.
— Это наши предки, — уточнил Иоанн, — а волшебный шарф есть у каждого эрмита. Чем уважаемее эрмит, тем длиннее у него шарф.
— А вяжут эти шарфы эрмитессы из шерсти эрмитажных котов. Потому они и волшебные!
Из стоящих вдоль стен сундуков выглядывали платья, дамские шляпы и ковры. Массивные шкафы были полны книг, старых карт и чертежей. Правда, иногда среди всего богатства попадались совершенно неожиданные вещи: вот в углу стоит спиннинг, а вот — старый телевизор. Кроме того, в каждой комнате на самом видном месте висел новенький красный огнетушитель.
— Это и есть запасники?
— Нет, это наш дом!..
…Они вошли в круглую залу, показавшуюся Феде много больше школьного спортзала. Колонны, уходившие ввысь, были увешаны верёвочными лестницами, крюками и перекладинами, а сверху сквозь паутину канатов пробивались лучи света. В середине залы, доставая почти до самого потолка, возвышалась груда какого-то хлама. «Грязновато тут у вас», — подумал Федя. Но, приглядевшись, мальчик понял, что это вовсе не хлам, а затейливая башня. Она была собрана из всякой всячины: костяшек домино, стеклышек, шахматных фигур, оловянных солдатиков, черепаховых гребёнок, серебряных шпилек и прочих пустяковин. Башня была увенчана несколькими вершинами, снабжена множеством лестниц и переходов, висевших в воздухе. Рядом бегал такой же маленький, как Теодор и Иоанн, старичок с длинной бородой в рыже-бело-черном шарфе и камзоле с кармашками. Он ни на секунду не останавливался: хватал очередную пустяковину, забирался с ней на башню, ставил её — и тут же снова переставлял. Вот, ловко цепляясь, полез по стене, оторвал от камзола пуговицу и установил её на одной из вершин башни. Делая всё это, бородач негромко, басовито гудел.
— Это наш дедушка Фасад, — указал на старичка Теодор, — правда, бодрый?
— А почему гудит? — спросил Федя.
— Это он быстро разговаривает, просто надо привыкнуть, — пояснил Теодор. — Кстати, только что он с тобой поздоровался.
Дед забежал за башню, и Федя последовал за ним.
— Здра… — начал было Федя и замер.
Там за тремя столами сидели три кота, и перед каждым стояли игральные доски. Чёрный Кот, судя по всему, играл в шахматы, Белый — в шашки, а Рыжий держал в лапе костяшки домино.
— …ствуйте, — продолжил за Фёдора невозмутимый Чёрный Кот.
— В том смысле, что «здрасьте» вы хотели сказать, — дополнил Белый Кот.
— Мы тоже желаем вам здоровья, — промурлыкал Рыжий Кот, и Феде показалось, что он улыбнулся.
— О! Мальчик! Давненько у нас не было таких гостей, — послышался сзади голос.
Федя оглянулся, но там уже никого не было.
— Дедушка, — закричал Иоанн, — это Фёдор. Мы его нашли. И ещё — вот эту штуковину.
Дед мигом оказался у ядра.
— Кругляшочек и человечек. Забавный кругляшочек. Замечательный человечек… А ты, Теодор, не забудь свой зонт. Сегодня дождь будет… — прогудел дедушка Фасад, внимательно рассматривая шар. — А может, что и посерьёзнее дождя …
— И что нам с ним делать? — спросил Теодор, кивая на шар.
— Запомните! По карнизам — не бегать, по фронтонам не кататься. Шар не наш, но видно, очень непростой, старый. Надо вернуть. А то — быть беде в городе. А в среду вымыть всем руки!.. И где, скажите, мой циркуль?
Дедушка опять умчался в дальний конец залы — и тут же вернулся обратно, держа в руках циркуль, длинное перо и толстый старинный манускрипт.
— Всё в городе на своём месте должно быть!.. Так, Белый, Рыжий и Чёрный, — дедушка что-то стал отмечать пером в книге, на которой Федя успел заметить надпись: «Учёт эрмитажных котов».
— Так что с шаром-то делать, дедушка? — не унимался Теодор.
— Я вот что думаю… Конь на D5, а? — дед уже висел на канате над шахматным полем, грозно оглядывая позицию. Переставив фигуру, он подскочил к Чёрному Коту и легонько щелкнул его по лбу.
— Вещь бронебойная!..
Кот недовольно пошевелил хвостом.
— Вот почту будете разносить, да поспрашивайте, — бормотал дедушка, карабкаясь вверх по верёвочной лестнице и одновременно пришивая пуговицу к своему камзолу. — Остерегайтесь змея Баламута. Слышал я, что он вырвался и в городе куролесит. Надо вам, братцы, непременно штуковину эту на место вернуть.
— Всё зависит от того, куда поставить, — мяукнул Белый Кот, передвигая шашку.
— Переходи, разрешаю, — шепнул дед Белому Коту, пробегая мимо. — Мальчика с собой возьмите, объясните ему, что сможете, а что не сможете объяснить — сам поймёт.
— Будет сделано, дедушка, — в один голос ответили эрмиты.
— А сам-то ты не против небольшого, но опасного путешествия? — пробасил дед над ухом Феди.
— Совсем не против, а даже очень за! — не раздумывая, ответил мальчик.
— Ну, тогда рыба! — торжествующе завопил дед и, выхватив из основания башни фишку домино, стукнул ею об стол.
В ту же секунду башня рассыпалась на тысячу кубиков, треугольников и шариков, шпилек, гребёнок и костяшек домино.
— Жалко башню, — огорчился Федя.
— За последнюю неделю уже третья, — меланхолично отметил Белый Кот
—«Арт-объект» называется, — улыбнулся в усы Рыжий Кот.

 

Публикуется с разрешения ООО "Эрмит Парк"

 www.skazkaspb.ru

 

 
...
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100